Вакансии
Клининг
Рекрутинг /
Аутсорсинг /
Коммерческий отдел
Что происходит на рынке труда?
Ксения Юркова, директор по персоналу ГК Эксцельсиор, как эксперт рынка труда приняла участие в обсуждении на телеканале ОТР.
Приводим сокращенную расшифровку разговора.
Ведущий Константин Чуриков:
Росстат заявил, что безработица в июне осталась на историческом минимуме 3,9% и в целом в России идет спад безработицы в течении полутора лет. По результатам опроса SuperJob за последние три месяца стало проще найти работу, особенно это ощущают люди в возрасте 27-29 лет.

А что на самом деле? Пора менять работу или вакансий стало меньше? И с чем связан этот официально минимальный уровень безработицы?

Ксения Юркова:
Важно понимать, что это официально зарегистрированный минимум, с которым специалисты рынка не совсем согласны. Объясню почему.
Вернемся к 2020 году, когда во время пандемии были закрыты границы. Жители СНГ не могли попасть на работу в Россию, а те, кто уже работали, по возможности возвращались домой. Произошел отток. Сейчас у них есть предложения по работе и в России, и в Турции. Поэтому массового возвращения не происходит. Поэтому есть кадровый голод на вакансии, не требующие опыта работы. Зарплаты выросли в среднем на 30%, особенно среди технического персонала с опытом работы.

В этом году в связи с уходом иностранных компаний произошли где-то сокращения, где-то приостановили работу. Но “белые” компании, где соблюдаются все требования ТК РФ не могли просто уволить людей. Поэтому были выплачены выходные пособия или сохранена часть заработной платы, что позволило людям взять отпуск на все лето.
Т.е. с одной стороны есть люди, которые пока нигде не работают, а с другой стороны на рынке кадровый голод.

Константин Чуриков:
Как все-таки можно оценить ситуацию на рынке в связи с уходом ряда компаний?

Ксения Юркова:
Пока говорить об этом рано. Говорить об этом можно будет в сентябре. Пока нет обратной связи от рынка. Люди еще не понимают, что их много на рынке и скоро трудоустроиться будет чуть сложнее, чем устроиться сейчас.

Надежда, зритель канала, поселок рядом с г. Инта
Я неоднократно обращалась в Службу занятости. Градообразующее предприятие закрыто. Город живет за счет торговых заведений. У нас ситуация с безработицей не улучшается, а ухудшается. Планы на восстановление рабочих мест только на 2024 год. А как жить сейчас? Только в апреле 2022 года мне сказали, что я имею право заключить контракт.

Ксения Юркова:
Я очень надеюсь, что мы не встретимся в одной студии с представителями Центра занятости, потому что я считаю, что эти организации не справляются с задачами предприятий и не могут помочь людям.
В качестве рекомендации для жителей маленьких городов предлагаю обратить внимание на вакансии с удаленной занятостью. Работодатели сейчас готовы рассматривать людей на таких условиях.
Другой вариант - релокация в более благополучный по работе регион. Или выезд на работу с проживанием, т.е. вахтой. Причем вахтовые вакансии есть не только на севере, а практически в каждом регионе нужны комплектовщики, упаковщики, грузчики.

Константин Чуриков:
Релокация красивое слово, особенно когда за ним есть предложение с зарплатой и проживанием. А у нас как происходит? Куда пойти? Вкусно и точка?

Ксения Юркова:
Все зависит от профессии и квалификации. Например, столяр. На рынке практически нет этих людей, но они очень нужны. Поэтому специалистам готовы снимать жилье, чтобы они могли переехать и работать. То же можно сказать о других технических специальностях. Швеи тоже востребованы.

Константин Чуриков:
А платят ли швеям? А столярам сколько платят?

Ксения Юркова:
Хорошо, сколько у нас средняя зарплата в России?

Константин Чуриков:
Считается, что 30 с чем-то.

Ксения Юркова:
Да, а столяр за месяц может зарабатывать от 60 до 100 тысяч рублей, в зависимости от того, с чем он работает. Швеи тоже с релокацией могут рассчитывать на 60-90 тысяч рублей.

Константин Чуриков:
То есть, видимо, большую глупость сделали почти 100 тысяч россиян, которые решили сменить свою профессию и пошли в IT-сектор.

Давайте сейчас пообщаемся с психологом.
Андрей Викторович, давайте поговорим о проблеме, когда люди не умеют себя продвигать. Не могут найти работу и впадают в отчаяние.

Андрей Зберовский, психолог:
Прежде всего надо знать себе цену. Когда-то тебя продвигала семья, производственный коллектив, профсоюз. Теперь мы продвигаем себя сами. По-другому воспринимается оцененность человека, важно сколько офферов и на какие зарплаты приглашают. Если мы хотим себя защитить от депрессии и панических состояний, что я не найду работу, что я никому не нужен и не прокормлю семью, то надо работать над своим профессионализмом и экспертностью. Тогда вам всегда предложат достойные условия, при релокации в том числе. И даже меняя профессию, будем знать себе цену и смотреть в будущее с большим оптимизмом. Если вы высочайшего уровня специалист, то слава и деньги вас найдут.


Ксения Юркова:
Я хочу добавить, что одно дело ценить себя, а другое переоценивать.Надо четко свои возможности оценивать, свою стоимость на рынке.
Человек почему часто меняет работу? Потому что здесь не понравилось, там не устроило. Надо выстраивать отношения с работодателем. Не бывает идеальных. Есть плюсы и есть минусы. Стратегия всегда транслировать: «Я достоин большего», – не самая удачная.

Константин Чуриков:
Давайте сейчас послушаем нашего зрителя. Виктор из Краснодара. Здравствуйте, Виктор.

Зритель:
Здравствуйте. По сокращению штата меня уволили, по программе повышения производительности труда, в 57 лет как предпенсионера. И вот уже три года я не могу устроиться. Сейчас мне 60 лет. Продал землю, машину, чтобы прожить. Я одиноко проживающий. На работу нигде устроиться не могу.

Константин Чуриков:
При этом вы специалист, вы токарь. А какого разряда? Вообще какой у вас опыт токарем?

Зритель:
37 лет у меня общий стаж, из них токарем – 25 лет.
Но проблема, что я живу на хуторе. Написали, «в связи с удаленностью дальнейшее трудоустройство невозможно», а пенсию не дают.

Константин Чуриков:
Ксения Александровна, что можно посоветовать? Я не знаю, что тут можно посоветовать, конечно.

Ксения Юркова: Действительно грустно. Здесь нужно понимать, работа нужна в своем хуторе или готов к вариантам? Конечно, к сожалению, приходится снижать требования по заработной плате, возможно, может быть, какими-то подработки, дать объявление, может быть, где-то экспертом стать.
Расскажу один пример. Мы взяли большой проект и начали искать токарей, фрезеровщиков, а их крайне мало. И вот не можем набрать. Даем по техзаданию нужных людей – а их не берут. Что я делаю? Нахожу бывшего сотрудника, шестидесятилетнего мужчину, который работал когда-то, 20 лет проработал на этом заводе. Я к нему обращаюсь как к эксперту и говорю: «Слушай, вот я не знаю…»
Теперь он меня консультирует, мой бизнес зарабатывает и мужчина тоже.


Константин Чуриков:
Нам пишут зрители. Краснодар: «Виктор из Краснодара, таких миллионы после повышения пенсионного возраста».
У нас осталась одна минута. Ксения Александровна, что делать, чтобы работы было полно и зарплата была тоже достойная по крайней мере? Куда устроиться?

Ксения Юркова:
А нельзя мой телефон здесь оставить, чтобы…

Константин Чуриков: А мы Вам передадим сообщение. Давайте передадим Вам, кстати, эсэмэски.

Ксения Юркова: Оставляйте, да, пожалуйста. Трудоустроим всех, вот поверьте, в любых объемах. Столяры, грузчики.

Поэтому здесь, конечно, согласна в этом случае с психологом, что надо повышать свою экспертизу, чем бы ты ни занимался: электрик, сантехник, повар. Просто будь лучшим в своей профессии и люби то, чем ты занимаешься.

Константин Чуриков:
И понять, какие ошибки ты до этого совершал.

Ксения Юркова: И копи на пенсию.

Константин Чуриков:
Вот! Хотел на мажорной ноте закончить, а тут – «копи на пенсию». Ладно. Спасибо за правду, Ксения Александровна. Ксения Юркова, эксперт рынка труда.

Следующие статьи